09.02.2008 / Категория: Характер и установка / Просмотры: 6416 / Добавил: bratella

 Описание характера дано по книге Норакидзе В.Г. Типы характера и фиксированная установка.

 

Характер  конфликтной личности с грубо-статичной установкой

 

Основным и существенным свойством конфликтной лич­ности является контраст между внешним поведением и пе­реживаниями, протекающими внутри личности. Человек та­кого типа, судя по поведению, вполне активно приспособ­лен к внешней среде, его поступки, деятельность в основ­ном адекватны социальной среде, часто, даже более адек­ватны, нежели это характерно для лиц гармонического ти­па. Однако мир их переживаний является остро конфликтным.

С точки зрения активного приспособления к внешней среде он гармоничен. В этом отношении его можно было бы поместить в группу гармоничных людей. Для них характерна высокая сознательность, сильная тенденция борьбы за социальные идеи. Во всех отраслях деятельности они проявляют энтузиазм, глубокое сознание долга. Эти люди совершенно полноценны, проникнуты высокими обществен­ными идеями. С точки зрения отношений к внешней среде, по социальному своему поведению они не отличаются от вышеописанного гармоничного целостного человека, но ос­трота переживаний у них часто достигает грани пато­логического состояния.

Чтобы ярче очертить психологический портрет, структуру характера человека такого типа, мы особо заостряем внимание на своеобразиях остро протекающих его переживаний, подчеркиваем их типичные черты, иногда даже преувеличиваем эти свойства с целью отчетливее пока­зать полный контраст между социальным волевым поведением и миром переживаний.

Такая личность погружена в собственные переживания, среди которых преобладают неприятный самоанализ собственнoгo сознания, ее настроение — расположение духа отягоще­но названными неприятными переживаниями. Экстенсив­ность ее приятных переживаний весьма ограничена и мало стабильна, характеризуется непродолжительностью, локаль­ностью и поверхностностью. Приятные эмоциональные пере­живания редко овладевают такой личностью вполне, она большей частью объята меланхолическим настроением.

Характерно проникновение в глубь личности, распростра­нение на всю личность некоторых эмоциональных пережива­ний. Подобное проникновение характеризует не только экстенсивность эмоций, не только создает тонус настроения, но становится источником конфликтных, выявленных аффектов, которые даже после угасания оставляют «комплексы». Пос­ледние становятся источником множества странных переживаний, раздраженных настроений, внутренней тревоги и аф­фекта.

Некоторые эмоциональные переживания настолько сильно проникают в субъект, настолько полностью овладевают его личностью, что требуется большое усилие, чтобы они не вылились в виде аффективной реакции. В процессе преодоления склонностей и эмоций личность проявляет напряжение. Лицо человека при этом выражает излишнюю серьезность и состояние сдерживаемого уныния, его движения мало координированы, внимание рассеяно и фиксирова­но во внутрь. Столь острые эмоции обуславливают общее состояние его эмоциональной жизни.

Нарушение прочного неприятного настроения, смена его приятным происходит с трудом. Такие лица не могут припомнить моментов в своей жизни, когда бы они чувствовали полный покой, довольство, полную радость.

Столь сильная внутренняя возбудимость подобных личностей не является следствием гордости, честолюбия. Наобо­рот, как нам показало изучение эмоций, они совершенно не имеют склонности выявлять эмоции положительной само­оценки; хотя весь их внешний облик оставляет впечатление гордости.

Однако это «гордость» кажущаяся, она является результатом трудности контакта, а не преувеличенной самооценки, В субъекте, наоборот, преобладают отрицательные стороны самооценки: стыдливость, скромность, почтитель­ность, раскаяние, чувство виновности и др. Эти эмоциональ­ные переживания однако редко выходят за пределы субъек­тивного мира личности, редко выявляются в действиях.

Неприятное состояние сопровождает и  чувство    оценки других. Своеобразное чувство симпатии у таких лиц   прояв­ляется в понимании чувств других,   в способности   прочувствовать чужие переживания, переживать чужое субъектив­ное состояние, соболезнуя ему. Клинические беседы  с таки­ми субъектами и примеры из их жизни  помогают определен­но установить, что у них переживание симпатии,  вследствии глубины многообразного содержания сферы эмоций, безус­ловно, очень сильно развито, но сфера действия этих возможностей весьма ограничена.

Из широкого круга людей симпа­тии данного субъекта привлекают те из них, чьи действия касаются моральной сферы, входящей в круг его интересов. Во­обще же он избегает конфликтов, вызываемых чувством сим­патии. Если в людях с иным характером переживание симпа­тии вызывает удовольствие, здесь имеет место обратное: как сочувствие  переживаниям других,  так   и  раскрытие  другим своих переживаний причиняет ему боль.

Чувство    симпатии сопровождается в нем чувством недовольства, непол­ноты сочувствия, недостаточности его. Для рассматриваемых субъектов характерно излишнее  проявление заботы о друзьях, близких, предъявление слишком больших требований    к объекту симпатии. Их сочувствие и жалость безусловно глу­боки, даже избыточны, но полны конфликтов и вызывают у них самиx неприятные переживания. Им постоянно кажется, что они проявляют недостаточную жалость и сочувствие.

Чувства уважения, благодарности в них также сильны и глубоки. Однако и эти чувства сопровождаются у них пере­живанием недостаточности, упреками к самим себе в том, что они не смогли выразить сопереживание в должной мере, как . того требовала ситуация. Исключительно   специфично,   что чувство симпатии в основном остается    невыявленным,   так как субъект всегда затрудняется в проявлении его, из-за не­соответствия между переживаниями и действиями субъекта.

Он жаждет выразить сочувствие, но слова его резки; на ду­ше у него печаль, а выражение всего лишь серьезное; он оказывает большую услугу, а благодарность ставит его в нелов­кое и неприятное положение. Делает доброе, всем приятное дело, сам переживает его необходимость, действует при этом из чувства симпатии к определенному лицу, но одновремен­но этим переживаниям   противопоставляются    переживания меланхолического характера. Он говорит себе: «Им будет хо­рошо без меня;   это мог бы сделать   и кто-нибудь другой».  Внутренний мир таких лиц исключительно хорошо   выявляется в эмоциях любви.

Почти у всех наших испытуемых были в прошлом сильные любовные переживания. Любовь эта во всех случаях ха­рактеризовалась одним основным своеобразием: она была полна неприятных чувств, боли, конфликтов. Даже  в слу­чаях, когда были налицо все объективные условия для гар­моничной любви, все же у наших испытуемых проявлялись внутренние конфликты. Любовь у них во всех случаях за­канчивалась трагично.

В настоящее время все они состоят в браке. Но при этом каждый считает, что спутник жизни не отвечает его требованиям. Не проявляя своей неудовлетво­ренности внешне, они всю жизнь недовольны своей судьбой.  Тем не менее высокое сознание чувства долга заставляет их оставаться верными своей семье. Будто такими людьми и вы думаны муки любви. Конфликты зарождаются там, где для других людей они совершенно непонятны, но эти конфликты остаются внешне не выявленными, в виду сдержанности лич­ности. Объект любви редко даже догадывается о причинах переживаний, которые выявляются лишь в искусственных, холодных фразах.

Основными особенностями таких конфликтов являются: недовольство невозможностью выразить любовь, сомнения к неуверенность в искренности объекта любви, стремление проникнуть во внутренний мир объекта любви.

В случаях, когда инициатива развода исходит не от него, интенсивность конфликтов достигает зенита. Измена объек­та любви является для него величайшей трагедией. Четверо из наших испытуемых пережили ее. Ими полностью овладе­ло чувство тяжелой утраты. Они утратили способность тру­диться, мыслить и мечтать. Они целиком погрузились в свои мучительные переживания, толкавшие их на путь самоубий­ства.

Восстановить трудоспособность, вернуться к нормальной жизни, как отмечают они сами, им удалось ценой боль­ших усилий. Какая бы сторона ни была виновником конф­ликта, переживания любви бывают длительны и в продол­жение еще многих лет довлеют над субъектом и оставляют в нем неизгладимый след. Наши испытуемые даже спустя 10 лет после своего романа, сохраняют чувство любви; даже случайные встречи с объектом первой любви могут пробу­дить годами дремавшее чувство,

Такие люди способны к сильной ненависти, да зачастую не имеющей мотивации. Для них характерно невзлюбить чело­века, но переживание ненависти не проникает глубоко в субъ­ект и редко становится основанием для враждебных дей­ствий. Выражение ненависти в определенном действии — (вражда, месть) — явление редкое.

Внутренний конфликт в основном не выявляется в пове­дении личности. Поведение субъекта, благодаря способности объективации, может протекать вполне нормально, но внутренние конфликты, переживаемые субъектом, превращают его внутреннюю жизнь в арену борьбы множества противоположных эмоций, мыслей, мечтаний.

Причиной такой раз­двоенности конфликтных субъектов является то, что все их социальное поведение представляет собой продукт непрерыв­ного внутреннего самоконтроля. Все их внешнее поведение вырастает не на основе импульсивной деятельности, а на базе объективации и обусловленной этой последней волевой активности. Вся деятельность таких субъектов не первичная, вытекающая из их природной сущности активность, а объ­ективированная, построенная на базе осознания волевая дея­тельность. Эти лица, совершая акты деятельности, внутренне всегда наблюдают за собой.


Однако это не мешает им напря­гать свои волевые силы с тем, чтобы успешно завершить на­чатое дело. В своих обычных актах деятельности они, отка­зываясь от требований, предъявляемых к ним их собственны­ми внутренними импульсами, следуют указаниям своей воли. Это состояние внутренне не удовлетворяет их: интимные им­пульсы — глубокие и интенсивные эмоции, возникшие на основе критического опыта, и зафиксированные раз и навсегда, остаются нетронутыми, и это обстоятельство становится источником их вечной неудовлетворенности и внутренней раздвоенности. Только одна фантазия открывает этим не­удовлетворенным импульсам свободное поле деятельности.

Их характеризует не только погружение в мир мечты, которая сопровождает каждое восприятие, представление, в особенности процессы мышления и труда, является спутни­цей каждого его действия. На напряженные, неприятные. конфликтные процессы его деятельности мечта действует успокаивающе, однако она в то же время тормозит его работу. Часты случаи внезапного перерыва работы, оцепенения, не­ожиданного отрыва мысли от объекта мышления и перене­сения ее в иной мир.

Однако фантазия полного настоящего удовлетворения не доставляет, и поэтому неудовлетворенность жизнью, нигили­стическое и пессимистическое настроения представляют собой господствующие формы жизнеощущения конфликтных субъектов,

Проникновение в глубины такой личности, изучение почти недоступного субъективного ее мира, полного противоречивых переживаний, представляет большие трудности. Это особенно осложняется несоответствием данных, полученных объективными наблюдениями над поведением личности со всем тем, что происходит внутри личности. Наблюдая поведение такой личности, процессы ее труда, отдыха, развлече­ний и сравнивая поведение с ее переживаниями, с душевным состоянием, мы констатируем большое несоответствие между переживаниями и действиями.

В большинстве установленных нами типов людей всякое переживание, в частности, эмоции, легко выявляются в отражающих их движениях; здесь же мы наблюдаем совершенно иное положение. Крупные конфлик­ты, бесконечный самоанализ, вызывающие внутренние терзания, труднодоступны не только обыкновенному наблюда­телю, но даже исследователю, если только сам испытуемый не расскажет о своих переживаниях.


Комментарии (0):
avatar
Сайт управляется системой uCoz