09.02.2008 / Категория: Характер и установка / Просмотры: 1575 / Добавил: bratella

Описание характера дано  по книге Норакидзе В.Г.  Типы характера и фиксированная установка.


 Характер цельной гармоничной личности с грубо-динамической установкой

Если для личности I гармонического типа характерно развертывание деятельности на почве гармоничного единства импульсивного и волевого поведения, то в личности 2 гармонически цельного типа эта гармония достигается исключительно активностью воли. Такой личности часто приходится сдерживать свои импульсы, объективировать свое поведение, активно привлекать волю к  участию в реализации морального поведения. Гармония между двумя планами (импульсивным и опосредованным объективацией) ее жизнедеятельности устанавливается опять-таки посредством воли. Человек этого типа—личность сильных и глубоких социальных импульсов, волевых целей. Существенной ее чертой является проявление неисчерпаемой энергии в борьбе за цели, сросшиеся с личностью и превратившиеся в активную готовность. Для нее характерны принципиальность, способность к упорной борьбе за поставленную цель, проявление в этой борьбе большой энергии, чувство прочной уверенности, преимущества, способность преодолевать свои импульсы, адекватные реальности переживания, внешняя и внутренняя сдержанность, серьезность, а также понимание всякой активной деятельности человека, способность реально оценивать людей, сочувствовать их переживаниям, способность пожертвовать даже любимым человеком ради высшей ценности, Описываемая личность обладает способностью в общем усмотреть и част-ное, в Родине, в человечестве видеть и отдельного, индиви-дуального человека, сочетать служение общему и частному. Это—лица с вполне определенными целями, совершенно иск-ренне считающие целью своей жизни благополучие родины, борьбу за высокие социальные идеи, они служат этим идеям и готовы в нужный момент пожертвовать ради них собствен-ной жизнью. Процесс борьбы за эти цели протекает не на почве тенденции быть в центре внимания, на почве честолюбия, упрямой принципиальности, внушения, принуждения и личных интересов, а, наоборот, они отличаются простотой, присущей истинно благородным героям, людям с сильной во-лей. Целеустремленность у этих личностей редко выступает в виде таких непосредственных импульсов, когда между ними и требованиями воли нет ничего спорного. Гармония между

этими двумя процессами в данном случае устанавливается регулирующей активностью воли. Импульсы подобных личностей не всегда совпадают с их волевой целью, процесс решения протекает довольно напряженно. Твердое и принци-пиальное отношение к собственным целеустремленностям, сильная тенденция борьбы за раз намеченные цели, непримиримость не всегда могут совпадать как с их собственными импульсами, так и с моралью социальной среды, в которой им приходится жить. Например, ставшая импульсом альтруи-стическая тенденция личности не может согласовываться с противоположными ей действиями, являющимися с точки зрения основной целевой установки личности более целесообразными. Жертвовать другом неприемлемо и болезненно для ее натуры, но если это требуется для благополучия Родины, то волевая цель должна затормозить противоположный альтруистический импульс и овладеть им. Подобная личность отличается жизнелюбием, однако, когда ставится вопрос о самопожертвовании во имя более высоких ценностей, нежели её собственная жизнь, oна, несмотря на внутренний конфликт, активностью воли овладевает эгоистическим импульсом и подчиняет личную жизнь более высоким ценностям. Неуклонная принципиальность часто бывает причиной конфликтов со средой, вследствие чего творческий путь таких людей часто преграждают тормозящие условия, им приходится прокладывать путь к намеченной цели в упорной борьбе. Именно поэтому они нуждаются в исключительном функционировании основного этапа волевого акта - решения. Для достижения своей цели личность как носитель сильного чувства реальности должна избрать поведение, согласованное, с одной стороны, с ее собственными потребностями - основными мотивами, и, с другой стороны, являющееся более эффективным и позитивным с точки зрения достижения волевой цели; предполагается, что это поведение будет протекать в условиях минимального конфликта со средой и будет сопряжено с минимальной затратой энергии. Все это требует достаточно напряженной активности. Такое лицо всегда чувствует себя ролевой личностью, осознает свое поведение как акт собственной воли; как процесс, проистекающий из его активности.

Акт решения протекает весьма активно. Имеет место колебание. Это процесс достаточно длительный. В нем принимают участие все силы личности, предварительно создающей многообразные идейные ситуации, предусматривающей соответствующее этой ситуации поведение и планирующей возможное в будущем поведение.

Весь этот процесс протекает при большой уверенности личности в том, что она безусловно сможет вынести необходимое решение, найти наилучшее, соответствующее данной цели поведение и выработать необходимую для этого установку, Когда личность, в результате ярко выраженной самоактивности уже готова к реализации необходимого доведения, она бы­вает убеждена в успешной реализации своего решения. Про­цесс выполнения также энергичен, тверд; личность уверена в правильности своего действия. Препятствия, возникающие в процессе действия, не так легко могут заставить личность из­менить свое решение. При этом личности всегда удается из­менить решение в соответствии с ситуацией, если это про­диктовано намеченной целью. Личность не проявляет упрям­ства, но подобное переключение в процессе действия довольно неудобно и неприятно для нее. Ей бесспорно трудно сворачи­вать с избранного пути, основная тенденция всегда влечет ее к завершению раз намеченного действия. Она проявляет не­уклонную принципиальность в борьбе за доведение его до кон­ца. Поэтому она попутно, по мере необходимости, меняет ре­шения, примиряясь со столь неприятным процессом. В конеч­ном итоге она никогда не остается рабой установочного импульса. Сила ее воли тверда. Воля всегда с успехом служит делу завершения основных целей. Особенности переживаний подобных личностей тесно связаны с процессом активной борьбы за достижение цели. Субъективное состояние этих лю­дей, за неимением другого термина, можно обозначить следую­щим образом: она серьезна, уравновешена. Эти черты харак­терны как для общего субъективного состояния, так и для проявляемого поведения. В этом отношении ее поведение и пе­реживания не противоречат друг другу.

К своим целям такая личность никогда не относится по­верхностно, беспечно; они являются сущностью ее жизни, она ими дышит, живет, цели ее всегда ясны и осознаны. В сфере этих целей ее не характеризует ни пессимизм, ни беспокойное переживание поражения. С чувством глубокого удовольствия переживает она успех и с чувством глубокого неудовольствия — неудачи. Она способна к проявлению сильной радости и глубокой печали. Такой личности присущи значительные и яр­кие эмоциональные переживания. Она в состоянии переживать заботу, печаль, гнев, отвращение и пр., но вследствие ее об­щей оптимистической тенденции она редко характеризуется отчаянием, грустью, страхом, смятением, печалью, пустотой, т. е. чувствами, проистекающими от пессимистического на­строения.

Такая натура, предрасположенная к деятельности, к прак­тике, к борьбе за цели, не может быть объята пессимистиче­скими переживаниями. С глубокой болью переживает она по­ражение, превратности судьбы, свои ошибки и заблуждения, но тем не менее для нее не характерны чувства принижен­ности и безнадежности. Ее характеризует чувство достоинства, преимущества перед другими, внутренняя гордость. Это последнее никогда не является выражением чрезмерного честолюбия, тенденции быть в центре внимания или упрямой непримиримости, а проистекает из внутренне присущего ей оптимизма, из оптимистического восприятия жизни. Жизнь для нее является серьезной ареной борьбы, где, борясь за цели, в перипетиях одержанных побед и понесенных поражений, волнующими переживаниями она смело идет вперед. Внутренняя уверенность и гордость, сознание собственного достоинства всегда умаляют сильные переживания и исключают возможность аффективного состояния сознания.

Переживания, относящиеся к другим лицам, у таких людей всегда обусловлены собственной активностью. Они никогда не относятся с сомнением к достоинству и силам других, им чуждо эмоционально нейтральное состояние, они всегда готовы выявить свои альтруистические чувства, хотя в то же время избегают филантропии. Они стремятся помочь человеку восстановить силу его активности, творческие способности, помочь обрести yуверенность в борьбе за общественные цели. Процессы их активности не всегда протекают беспрепятственно. Случается, что цели других людей встают на их пути к достижению цели. Иногда они не отказываются от борьбы, не отступают от своих целей, совпадающих с общественными, чтобы только доставить кому-либо удовольствие. Он способен многим пожертвовать, не щадя своих сил, но не пощадит и противника. В борьбе с противником он проявляет твердость, прямоту, упорство и выносливость. Слабость и мягкотелость ему чужды.

В процессе такой активности, адекватной ситуации, он не скрывает переживаемых им чувств ненависти, отвращения вражды, недоверия, недовольства, но никогда не унижает противника, не издевается над ним. Ему чужды немотивированные вражда и ненависть, которые всегда обуславливаются сознательными мотивами и увязываются с процессами активности. По завершении активности эти переживания теряют интенсивность и часто исчезают вовсе.

Любовь, часто являясь сильной и навязчивой эмоцией, никогда не переходит у него в аффект. Его влечение к другому полу полно гармонии, восторга, радости, хотя ему не чужды характерные для этого чувства амбивалентное состояние, переживание чувства удовольствия и неудовольствия во взаимном проникновении. Наши испытуемые вспоминают и описывают эти состояния с большой симпатией и уважением. Вспоминают радость, счастье, восторг и глубокую веру в жизнь, охватывавшие их при возможности соединиться с объектом любви, и тоску, печаль, беспокойство, омрачавшие их состояние при потере любимого существа или невозможности владеть им. Любовь являлась для них источником активности и энергии. Она всегда возвышала их, придавала им силы, усиливала их способность активного действия. Они способны отказаться от любви, если она тормозит их способность, мешает общественной деятельности. Правда, это будет связано для них с сильными переживаниями. Расставание сопровождается чувством глубокого неудовольствия, радостные или печальные воспоминания о предмете любви могут сопровождать их долгие годы. Однако, в случае необходимости они уступают. Их любовь может быть страстной, очень волнующей, сопровождаться негодованием, разочарованием, но она никогда не овладевает полностью личностью, не нарушает ее гармонии.

Вряд ли такая личность когда-либо бывает вполне спокойна. Ее мечты всегда конкретны, исходят из реальной действительности, способствуют активности, сопровождают процесс объективации и воображения будущего поведения, либо являются его следствием. Такое интимное состояние не является непонятным, аутистическим, эгоцентрическим, оно всегда определено, ясно. В его серьезном, деловом выражении, в поведении, порою оставляющем впечатление гордости, преувеличенной деловитости, обособленности, педантичности, пытливый взор всегда может обнаружить внутреннюю теплоту, симпатию, вообще глубокую любовь и уважение ко всяким ценностям жизни и присущую ему простоту в частных взаимоотношениях.(Оптимум установки 10-15 УЭ. Прочность 10-15 КИ).

Описанный тип содержит еще два подтипа. Для первого подтипа характерно понижение, по сравнению с основным типом, силы внутренних импульсов, внутренняя инертность, спокойствие, флегматичность и в то же время стремление к импульсивному поведению. Такие лица избегают волнующей активности, полной внешних и внутренних конфликтов. У них отмечается склонность подчиниться своим флегматическим импульсам. Внешне, вследствие слабости импульсов, воля не нуждается в большой затрате энергии для урегулирования поведения. Волевой процесс характеризуется как бы меньшей напряженностью. В то же время их потребности, цели всегда определены. Эти цели являются сущностью их жизни. Им всегда удается подыскать нужное для достижения цели поведение и согласовать его с мотивами поведения. В этом отношении они сравнительно легко выносят решение, нужное для будущей деятельности. Течение акта решения у них напряженное, имеет место так называемая борьба между мотивами. В процессе принятия решения, после него, а также и в процессе действия они полностью уверены в правильности и истинности этих действий. Планирование действия не столь детальное и конкретное, как это характеризуют типы описанных выше людей. Оно более схематично, больше предусматривает ближайшие моменты, нежели отдаленные пер­спективы, однако эта схема в представлении их сознания всегда дана в виде плана. Препятствия их не пугают и они не так к ним чувствительны. Непреодолимость препятствий не может нарушить их равновесие, заставить почувствовать беспокойство. Отступают они редко, без внутренней боли. В таких случаях их не характеризует проявление неиссякаемой энергии, беспокойство, тревожная борьба за достижение цели, так как они вообще избегают конфликтов, Однако, в исключительных случаях, когда это неизбежно, они проявляют большую энергию. Внешне спокойные, вялые, разнежен­ные довольством, такие лица производят впечатление мало активных субъектов. Наблюдения же над их переживания ми и жизнью показывают, что это не совсем так. Они постоянно вращаются в сфере практики и находятся в состоянии постоянной готовности добиться своих целей. Им не хватает лишь избыточной спонтанной активности, но в основном они все же живут в волевом плане. Их активность регулируется волей.(Оптимум установки 25 УЭ. Прочность 9 КИ)

В случае 2 подтипа мы имеем дело со значительными особенностями, хотя структура личности, целевое устремле­ние, динамика воли, а также сфера эмоций, в основном остаются по существу неизменными; однако здесь в личность проникает совокупность новых элементов, грозящих вывести ее из группы гармоничных людей и перевести в ряды конфликтных. Но эти конфликты пока еще не столь глубоки, что­бы полностью нарушить гармонию личности. В таковой личности зарождаются элементы избыточной чувствительности, сензитивности. Малейшая неприятность причиняет ей боль­шую травму. В ней с избытком представлены неприятные чувства самооценки; стыдливость, раскаяние, униженность, почтительность и отрицательные чувства такого характера вообще. Следует отметить, что, несмотря на это, личность была бы проникнута оптимистическими тенденциями; если бы не раздражители, вызывающие в ней конфликтные эмоциональные переживания, она оставалась бы спокойной, гар­моничной, основной тенденцией внутренней гармонии; од­нако эта гармония, часто нарушается в несоответствующей для раскрытия ее ситуации. Таковую личность не харак­теризует беспричинная спонтанная смена настроений.

У подобных личностей мы часто наблюдаем фиксиро­ванные «идеи», характерные для невротиков, однако они ни­когда не доходят до болезненного драматизма и представ­лены в личности в виде навязчивых идей. Человек видит, что они абсурдны, не имеют под собой никакого основания, но не может от них избавиться. Вообще же эти идеи, нарушают эмоциональную сферу рассматриваемой личности. Ей удается их объективировать, наблюдать за ними как бы со стороны. Человек задает себе вопрос, почему это с ним случается, а рассказывая об этих идеях другим, он в шутку называет их навязчивыми.

Один из испытуемых в продолжении целого месяца после похорон тестя, прах которого вынесли из его квартиры, слышал капание воды из ледника с покойником. Он будто видел ситуацию: гроб, покойник, таяние льда, ка­пание воды и т. д. И это вызывало в нем неприятные переживания. Нормальное течение его жизни из-за этих пережи­ваний не нарушалось. В таком настроении он принимал гостей, шутил, описывая другим свои переживания и т. д. Невзирая на зарождение описываемых невротических сим­птомов, личность остается, как мы отмечали выше, вполне активной, деятельной, полной любви к жизни и желаний. Такая личность является синтонной, любящей общество, друзей. Она социальна и вообще со стороны эмоций является носительницей основных свойств, характерных для лиц с фиксированной грубо-динамичной установкой.

В проявлении воли таких личностей акт решения болез­нен: в него вкрадываются неуверенность, сомнение. Он всег­да сопровождается переживанием ситуации, но после при­нятия решения, если оно самостоятельно, личность энергич­но стремится реализовать его. Поощрение подбадривает ее и усиливает активность. Характерна точная и детальная плановость. Несмотря на проникновение в волевой акт эле­ментов слабости, целевое поведение личности всегда протека­ет без задержек, субъективные причины не мешают целесообразному поведению, личность стойко борется за дости­жение поставленной цели. Это объясняется полной опреде­ленностью и ясностью потребностей и сфер целей такой лич­ности. Это люди, призванные к служению активным це­лям. Трудностям формирования готовностей, нужных для достижения этих целей, конфликтам, множеству болезненных эмоциональных переживаний не удается затормозить эту ак­тивность. Только неприятные переживания, вызванные бе­зуспешностью активности, болезненнее и сильнее действуют здесь на настроение, нежели это характерно для других лю­дей, родственного с ним типа.

Вышеописанные невротические переживания протекают внутри личности, они редко проявляются в ее поведении, Не превращаясь в несдерживаемый импульс, а постоянно находясь под контролем воли личности, эти невротические импульсы и не так сильны, чтобы она не смогла, с ними справиться. Поэтому такие лица относятся опять-таки к ка­тегории твердого характера. (Оптимум установки 2-5 УЭ. Прочность 2-4 КИ).

Описанные типы, в особенности основной тип, как мы видели, характеризуются сильными и глубокими импульса­ми и определенными волевыми целями. Импульсы потреб­ностей таких лиц не всегда совпадают с сознательными це­лями, но в результате регулирующего воздействия воли между ними устанавливается гармония. Акт решения протекает весьма активно. Процесс решения и его выполнение совладают с переживанием твердой уверенности. Процесс решения сложный и напряженный. Личность чувствует себя волевым человеком. Со стороны динамики воли в борьбе за цель она тверда. Она может тормозить внутренние импуль­сы, противостоящие осознанным целям.

Напряженное течение волевого процесса указывает на то, что это личность, эмоционально аффективная жизнь ко­торой интенсивна; эмоции ее глубоки, и при этом личность производит впечатление серьезной и степенной. Таким образом, существенными свойствами этого варианта характера цельно-гармоничного типа являются: отсутствие согласованности между двумя уровнями (уровнем объективации и уровнем установки) поведения — между сильными импульсами потребности, фиксированными установками и волевы­ми целями. Постоянная готовность к борьбе за осознанные высокие цели, непоколебимая принципиальность в этой борь­бе, полная возможность переключения на новые цели, вмес­те с тем -устойчивость раз возникших и превратившихся в импульс целей, урегулирование разногласий между им­пульсами потребностей и волевыми целями при помощи сильной воли личности, установление гармонии между дву­мя уровнями деятельности путем особенной активности твер­дой воли свидетельствуют о цельности структуры характера личности.

Комментарии (0):
avatar
Сайт управляется системой uCoz