14.10.2014 / Категория: Стратегическая терапия / Просмотры: 1324 / Закачки: 0 / Добавил: bratella

   В подавляющем большинстве случаев проблемы, которые мы хотим решить путем изменений, не являются проблемами, относящимися к свойствам предметов или ситуаций — к реальности первого порядка, как было предложено ее называть (Watzlawick, 1976, 140— 142). Они относятся к значению, смыслу и ценности, которые мы придали этим предметам или ситуациям (их реальность второго порядка). «Мы озабочены не вещами самими по себе, а мнением, которое мы имеем об этих вещах», — говорил Эпиктет уже 1900 лет назад.

   Мало кому из нас неизвестен ответ на вопрос о разнице между оптимистом и пессимистом: о заполненной до половины бутылке оптимист говорит, что она наполовину полная, а пессимист утверждает, что она наполовину пустая.
   Реальность первого порядка — содержащая вино бутылка — одна и та же, но две реальности второго порядка сильно различаются и фактически представляют собой два разных мира. С этой точки зрения можно сказать, что всякая терапия заключается в привнесении изменений в те способы, которыми люди построили свои реальности второго порядка (реальности, в истинности которых они целиком и полностью уверены).

   В стратегическом подходе особое внимание уделяется нашему восприятию реальности и практическим аспектам наших взаимоотношений с этой реальностью; тому, как с помощью этих процессов создаются проблемные ситуации и, наконец, тому, как с помощью тех же самых процессов становится возможным эти проблемные ситуации разрешить.

   Отправным пунктом служит убеждение в том, что психическое или поведенческое расстройство субъекта определяется его восприятием реальности: его точкой зрения, которая обуславливает, как он воспринимает (или лучше конструирует) реальность, на которую он реагирует дисфункциональным или так называемым «психопатологическим» поведением.

   Зачастую дисфункциональное поведение является, по мнению субъекта, его наилучшей возможной реакцией в определенной ситуации. Это означает, что зачастую именно «предпринятые попытки решения» поддерживают или обостряют проблемы (Watzlawick et al.1974).

   Терапевтическое вмешательство заключается в сдвиге точки зрения субъекта с ее изначальной ригидной и дисфункциональной перцептивно-реактивной позиции на позицию более гибкую, не ригидную и с большими перцептивно-реактивными возможностями. Изменение перспективы приводит к изменению в восприятии реальности, которое изменяет саму эту реальность, определяя таким образом изменение всей ситуации и реакции на нее.

   Может показаться странным и парадоксальным, но часто именно усилия, направленные на изменение ситуации, поддерживают ее неизменной или усугубляют  ее проблематичность.

   Со стратегической точки зрения, человеческие проблемы могут быть решены с помощью сфокусированных, целенаправленных стратегий, которые разрушают круговую систему взаимодействий, поддерживающую существование проблемы. При таком разрушении дисфункционального равновесия произойдет изменение в поведении и в представлениях субъекта, запутавшегося в проблемной ситуации.

   Это будет вызвано изменением точки наблюдения реальности и, как следствие, модификацией перцептивно-реактивной системы, которая поддерживалась в действии «попытками решения», предпринятыми самим же субъектом для избавления от дискомфортной ситуации. Необходимо «заставить» пациента уйти от ригидной перспективы восприятия, подведя его к другим возможным перспективам, определяющим новую реальность и новые решения.

   Эту возможность предоставляют прямые и непрямые предписания поведения, парадоксы, поведенческие ловушки, внушение и реструктурирование, которые, разрушая ригидность когнитивной системы и системы отношений, поддерживающей проблемную ситуацию, позволяют совершить скачок логического уровня, необходимый для открытия новых путей к изменению, с вытекающим из него личностным развитием и новым психологическим равновесием.

   Известно, что когда удается добиться одного изменения, даже очень небольшого, становятся необходимыми дальнейшие изменения меньшей важности, цепная реакция которых вызывает последующие более важные изменения в соответствии с потенциалом данного пациента.    Большая часть работы стратегического терапевта рассматривается как содействие изменениям, уже бродящим внутри одного человека или семьи, однако нуждающимся в "неожиданном", "нелогичном", "внезапном" толчке, если желательно, чтобы они вылились в конкретный результат. Следствием этой перспективы является тот факт, что терапевт берет на себя ответственность прямого влияния на поведение и представления субъекта, пришедшего за помощью. С этой целью в интересах пациента терапевт пользуется наиболее эффективными методами и стратегиями коммуникации для изменения предъявленных пациентом проблемных ситуаций.
   Со стратегической точки зрения, человеческие проблемы могут быть решены с помощью сфокусированных, целенаправленных стратегий, которые разрушают круговую систему
взаимодействий, поддерживающую существование проблемы. При таком разрушении дисфункционального равновесия произойдет изменение в поведении и в представлениях субъекта, запутавшегося в проблемной ситуации.
   Это будет вызвано изменением точки наблюдения реальности и, как следствие, модификацией перцептивно-реактивной системы, которая поддерживалась в действии «попытками решения», предпринятыми самим же субъектом для избавления от дискомфортной ситуации. Необходимо «заставить» пациента уйти от ригидной перспективы восприятия, подведя его к другим возможным перспективам, определяющим новую реальность и новые решения.
  

   Эту возможность предоставляют прямые и непрямые предписания поведения, парадоксы, поведенческие ловушки, внушение и реструктурирование, которые, разрушая ригидность когнитивной системы и системы отношений, поддерживающей проблемную ситуацию, позволяют совершить скачок логического уровня, необходимый для открытия новых путей к изменению, с вытекающим из него личностным развитием и новым психологическим равновесием.
   Известно, что когда удается добиться одного изменения, даже очень небольшого, становятся необходимыми дальнейшие изменения меньшей важности, цепная реакция которых вызывает последующие более важные изменения в соответствии с потенциалом данного пациента. Большая часть работы стратегического терапевта рассматривается как содействие изменениям, уже бродящим внутри одного человека или семьи, однако нуждающимся в "неожиданном",
"нелогичном", "внезапном" толчке, если желательно, чтобы они вылились в конкретный результат.

   Следствием этой перспективы (абсолютная ересь) является тот факт, что терапевт берет на себя ответственность прямого влияния на поведение и представления субъекта, пришедшего за помощью. С этой целью в интересах пациента терапевт пользуется наиболее эффективными методами и стратегиями коммуникации для изменения предъявленных пациентом проблемных ситуаций.

1.В стратегической терапии терапевт берет на себя инициативу во всем, что происходит во время лечения, и разрабатывает особую технику при работе с каждой отдельно взятой проблемой. Для него главным практическим вопросом должен стать следующий: какая стратегия будет лучше действовать в данном конкретном случае? (Haley, 1976, 1).

2. Стратегический терапевт убежден в том, что если терапия эффективна, то некоторые изменения должны появиться быстро, уже на первых шагах терапевтического вмешательства. Если этого не происходит, очень вероятно, что используемая терапевтическая стратегия не действует и необходимо заменить ее другой, которая представляется более функциональной.

3.От терапевта требуется большая умственная пластичность, объединенная с широким репертуаром стратегий и техник терапевтического вмешательства, которые происходят из различных прикладных секторов классической психотерапии. Это позволяет изменить курс, когда данные показывают, что терапевт сбился желаемого направления, и разрабатывать стратегии специально для каждого случая (ad hoc), иногда творчески изменяя техники, успешно примененные в похожем случае. Следует адаптировать терапию к пациенту, а не пациента к терапии.

Комментарии (0):
avatar
Сайт управляется системой uCoz